ЛИНГВИСТИКА

Академия наук ссср
НАУЧНЫЙ СОВЕТ АН СССР И АМН СССР
ПО ФИЗИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА
ИНСТИТУТ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ФИЗИОЛОГИИ
И БИОХИМИИ им. И. М. СЕЧЕНОВА

 

ЛИНГВИСТИКА измененных состоянийСОЗНАНИЯ

Одним из удивительных феноменов современного этапа научно-технической революции является все увеличивающийся интерес к языку и лингвистике. Вопросами языка и речи занимаются сейчас не только лингвисты, но также философы и математики, социологи и нейрофизиологи, медики и литературоведы. Этот интерес ведет к возникновению новых научных направлений, не просто расширяющих традиционную языковедческую проблематику, но представляющих собой причудливую на первый взгляд гибридизацию лингвистической тематики с проблематикой достаточно далеких от языкознания наук. К этим новым «стыковым» направлениям языкознания наряду с инженерной лингвистикой, математическим языкознанием и нейролингвистикой принадлежит совершенно новое научное направление, которое Д. Л. Спивак назвал лингвистикой измененных состояний сознания (ЛИСС).
Возникновение ЛИСС, как, впрочем, и других новых лингви-стик, диктуется несколькими социально-познавательными факторами. Во-первых, проблема человека, ставшая в конце XX в. одним из центральных вопросов нашей цивилизации, требует от всех наук, исследующих социальное поведение и биологическую его природу, пристального внимания к языку. Ведь естественный язык, будучи самым мощным средством хранения, переработки и передачи информации, является одновременно тем инструментом, с помощью которого удается получать важные сведения о функционировании, а также об онтогенезе и филогенезе мышления человека.
Во-вторых, язык представляет собой «нечеткую» и одновременно слаженную и хорошо функционирующую сверхсложную кибернетическую систему, при изучении которой лингвисты начинают применять эвристические приемы. В настоящее время представители самых различных наук ищут в лингвистической эвристике образцы для анализа, а затем и проектирования сложных и сверхсложных систем.
Наконец, появление «стыковых» лингвистик определяется нуждами самого языкознания, которое уже не может удовлетвориться простым описанием наблюдаемых лингвистических объектов, а вырабатывает с помощью других наук все более тонкие приемы моделирования, позволяющие шаг за шагом проникать в тайны
3
речемыслительных процессов. Таков общий социально-познавательный контекст, в рамках которого менее десяти лет назад зародилось заглавное научное направление (первая публикация JX Л. Спивака, в которой изложены основы ЛИСС, относится к 1980 г., эта статья была сразу же переведена на английский язык в США [73]). Возникновение ЛИСС обязано счастливой и нетривиальной идее автора книги подключить лингвистический тест к сеансам фармакотерапии, которые вызывают у человека состояния, имитирующие последовательный распад сознания. Ход этого распада отражает стадии онтогенеза сознания.
Такой эвристический ход позволил наблюдать процесс последовательного подавления, а затем и восстановления отдельных языковых категорий и речевых структур у большой группы носителей русского языка и билингвов. Наблюдения за работой языковых систем и речеобразующих механизмов проводились уже давно. Однако эти наблюдения касались статичной, задержавшейся на определенном уровне подавления или распада, языковой способности. Получить таким путем однозначные и непротиворечивые выводы о динамике всего процесса диссолюции речевой деятельности трудно, поскольку здесь приходится оперировать плохо сопоставимыми результатами, полученными от разных испытуемых при использовании разнородных методик. Эвристическая сила методики Д. Л. Спивака заключается в том, что она дает возможность наблюдать за естественной и достаточно быстро нарастающей дис-солюцией сознания, которая вызывает последовательное свертывание системы языка и механизмов речи. Большой интерес для лингвиста-теоретика представляют II и III главы книги, в которых описываются и интерпретируются результаты психолингвистического тестирования. Полученные автором данные не подтверждают сложившиеся в медицине представления о том, что нарастание диссолюции сознания приводит к хаотическому развалу системы языка и механизмов речеобразования. Напротив, эксперимент Д. Л. Спивака показывает, что подавление языка и речи происходит у большинства испытуемых по четкой схеме: развернутые и синтаксически усложненные высказывания уступают место по ходу диссолюции простым и неполным предложениям, а при углублении состояния испытуемые отвечают на вопросы экспериментатора коннотативными знаками, т. е. словами-предложениями оценочно-эмоциональной направленности.
Разумеется, данные ЛИСС, относящиеся только к одному языку, пока еще недостаточны для того, чтобы прийти к фундаментальным лингвистическим открытиям. Однако уже сейчас ясно, что распространение экспериментов ЛИСС на языки различной типологии и генеалогии даст свежий лингвистический материал, который поможет решить ряд актуальных проблем онтогенеза и филогенеза конкретных языков и языка вообще.

Изучение физиологических механизмов сознания является одной из важнейших задач физиологии высшей нервной деятельности и ведется сразу по нескольким направлениям. Пожалуй, наиболее плодотворным здесь является выяснение особенностей функционирования и самой структуры второй сигнальной системы (по И. П. Павлову), роль которой заключается в формировании понятий, их систематизации, а при речевой деятельности — в извлечении информационного содержания и выработке соответствующих реакций на понятие как раздражитель. Если в первой сигнальной системе между знаком — сигналом и сигнализируемым явлением внешнего мира, детерминирующим ответную реакцию, обязательным является сохранение непосредственной связи, пусть даже через промежуточную цепочку, то во второй сигнальной системе эта связь скрыта в понятийном содержании, замаскирована в различных уровнях абстрагирования. При формировании второй сигнальной системы происходит отбрасывание случайных, несущественных, вариативных компонентов и объективный мир отражается в его обобщенной форме с учетом существующих связей и отношений. Это обстоятельство делает невозможным, как это допускается при изучении первой сигнальной системы, изолированное исследование действия какого-либо одного из множества сигналов; понятия независимо не существуют, они всегда представлены в системе, которая сама по себе не является «свободно» выбранной, а отражает объективные связи объективной реальности (например, связь смежности, части — целого, по положению к полярным точкам, причинно-следственные связи и т. п.).
Другой особенностью второй сигнальной системы является то, что в отличие от первой сигнальной системы она базируется не столько на индивидуальном опыте человека, сколько на общественно-историческом опыте человечества, а индивидуальный опыт становится частью общественно-исторического опыта.

 
Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.